Онлайнгазета.инфо'
arrowВсе издания России в электронном виде
Электронные СМИ Наши партнерыКонтактыСсылки ДОБАВИТЬ САЙТ В КАТАЛОГ
Федеральные газеты
Региональные газеты
Журналы
Радио
ТВ
Добавить сайт в каталог
Наши партнеры
Контакты
новости из газеты онлайн новости свежие новости, актуальные статьи
Актуальные новости

элемент крупнейшего в своем роде сайта ОНЛАЙНГАЗЕТА.ИНФО
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
читать газеты онлайн сайт фдеральной газеты реальный тираж сайт онлайн в интернете журналисты здесь газета онлайн читайте на сайте
газета района

О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел)


О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел)

О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел)

Курган Славы

В 1960 году, когда я работал в редакции Сосковской районной газеты, по деревням прошёл слух, что в участковую больницу в хутор Рыжный из Крыма приезжал какой-то полковник к врачу подпольного госпиталя Куренцовой А.И., которая спасла его во время войны. Он привёз ей санаторную путёвку и с горечью узнал - Агафью Ивановну казнили фашисты.
На велосипеде я помчался в Рыжный, в соседнюю деревню Кочевую, встретился с медсёстрами тех лет и тут увиделась такая цепь невероятных событий, что они с годами открывались и открывались мне по-новому до нынешних старческих дней. Так бывает с классической книгой, с одарённым человеком. Тогда я написал очерк, а имя врача было на слуху во всём районе, в каждом доме. Когда после этого по делам редакции бывал в деревнях, уточняли: «Так это вы написали про Агафью Ивановну?». И старались усадить за стол. Такого почитания человека наша местность не знала.
В сентябре – октябре 1941 года посыпался Брянский фронт. По сосковским местам пошли окруженцы. У многих из них на пути была единственная действующая больница: врач Куренцова не успела уйти на фронт. Среди раненых, больных были офицеры, генералы. Вот что писал начальник разведки 25 стрелковой дивизии полковник Коваленко М. Т., который приезжал в 60-тых годах в хутор Рыжный с курортно-санаторной путёвкой:
 «На третий день побега из плена вечером я добрался до Рыжного. Врач Куренцова осмотрела меня и, видимо, как безнадежного поместила в прачечной с соломой, но сделала уколы, дала лекарства и велела накормить. Через три дня она перевела меня в больницу, поместила в коридоре. Кроме истощения и дизентерии у меня было крупозное воспаление легких. Неутомимая Агафья Ивановна была универсальным врачом и не знала усталости. За те три месяца моего пребывания в больнице умерло три человека.
У нас регулярно проводились политинформации и в палатах часто появлялась листовка с сообщением Совинформбюро.
Главврач и медсестра Мария Пожидаева не скрывали от меня, что у них есть приемник.
Когда предчувствовался арест, Агафья Ивановна переправила меня в Кочевую, где я жил у колхозников Фаины Никифоровны Птухиной, у Фрола Костюнина. 5 мая 1942 г. я попрощался с ними, с медиками и ушёл. До перехода линии фронта два раза попадал в плен и дважды бежал...».

Рассказ Коваленко дополняет начальник медслужбы 282 стрелковой дивизии 3 Армии, военврач II ранга Загоскин Тихон Александрович:
«.. .Вышли из Брянских лесов, нас было не более 80 человек. Ноги у меня были отекшие, я обессилел от недоедания. Переходя через болото, свалился. Очнулся - меня чем-то поит незнакомый колхозник, а второй раздевает, говорит: переодевайся и пойдем... В доме хозяин дал мне полстакана самогона, я выпил и уснул на печке. Дней десять я отогревался у Федота Осина (так звали хозяина). Потом мы определили направление и я ушел... Добрёл до Рыжного.
Жил я у Куренцовой в доме три дня, она до позднего вечера была в больнице. Я предложил ей свою помощь. Она согласилась, но предупредила, чтобы я в больнице ни с кем не разговаривал... Говорить можно только о болезни...
Я помогал ей в работе, делал перевязки, готовил лекарства, оперировали. Были и тяжелораненые, и здоровые.
Некоторым делали ложные, импровизированные повязки… Один раз в больницу зашел человек лет сорока пяти, но был там недолго. Агафья Ивановна дома мне сказала: «Этот тип - фельдшер Дронов, его надо опасаться. В палаты он заходит редко, работает в амбулатории и на вызовах...
Агафья Ивановна устроила мне встречу с командиром 280 стрелковой дивизии генералом Даниловым Сергеем Евлампиевичем и начальником артиллерии 282 дивизии. Фамилию его забыл....
Примерно через неделю мы с Агафьей Ивановной наметили на карте маршрут, он пролегал мимо Кром и Змиёвки, в район Ливен. Я ушел из больницы. В пути дважды попадал в плен и оба раза бежал. Линию фронта перешёл в августе 1942 года, представил нашему командованию ценные материалы разведывательного порядка».    

С этими воспоминаниями перекликаются записи учительницы Казаковой Н. П.:
«Фельдшер Дронов доложил в Кромское гестапо, что Куренцова скрывает офицеров и генерала. Приехали немцы. Я в это время пришла в больницу, чтобы позвать Агафью Ивановну на завтрак, и всё случилось в моём присутствии, запомнилось на всю жизнь. Майор спросил:
-  Где Дронов?
- На приёме в амбулатории, - ответила она. Направились туда и скоро вернулись с ним. Пошли по палатам, потребовали поднять руки тем, кто еврей, офицер, коммунист. Никто не ответил. Тот же вопрос задали Куренцовой. Она сказала, что как врач это выяснять не имеет права. Её ударили головой об стенку.
- А кто здесь генерал?
- Званиями не интересуюсь, больные у меня все равны. Вашего летчика так же лечила.
Снова удары и ругань, мне стало не по себе. Дронов повёл немцев к Данилову. Его забрали и увезли в Кромы».

Дальнейшая судьба его такова. Сначала держали в Кромской тюрьме, потом отправили в Германию. Он погиб в концлагере Флоссенбюрг от пыток и болезней. Об этом свидетельствует Энциклопедия войны.
Так работала Куренцова. Но больные и раненые в её госпитале – это лишь видимая часть айсберга. Много военных она лечила амбулаторно. Профессор из Москвы Т. В. Шепитько сообщает:
«Об Агафье Ивановне у нас в семье говорилось как о святом человеке, который мог вылечить от любой болезни. И само собой разумелось откликнуться на любую её просьбу. Так у моей бабушки Александры Алексеевны жил во время оккупации под видом родственника генерал Е.Е. Воронов, а у её невестки Марии тоже кто-то из высших офицеров».

Почти год держалась Куренцова, играя с вышколенной гестаповщинной. Помогали ей в этом военные разведчики, учили конспирации. Изначально оказал свои услуги и упоминаемый выше немецкий пилот, самолёт которого был сбит у деревни Верхняя Боёвка. Тяжело раненый, он боялся, что его в Рыжном погубят, а когда поверил в добро и образ Куренцовой раскрылся ему, говорил, что таких врачей так не хватает Германии. Приехавшие за ним немцы благодарили её. А потом, из госпиталя, пилот написал шефу района Темпелю, чтобы по возможности опекал больницу.
Неоценимую помощь госпиталю оказывал и бургомистр района В.Ф. Ульянов, перед войной сосланный с Поволжья после срока, полученного за посадку парохода на мель. Здесь он работал фотографом, часто наведывался в Рыжный, как в заповедник, где было немало овощей, фруктов, рыбы, мёда, живности - это тоже хозяйственный талант и пригляд Куренцовой; большой человек одарён во всём. И сама аура хуторка с барским парком была целебной. Пруды здесь были полны рыбой, на водной глади покачивались лодочки. Даже больные не тосковали, вязали из шерсти тёплые носки.
Стили благоустройства участкаСвязь с Дмитровскими партизанами была постоянной. К ним, как к фронту, уходили поправившиеся пациенты. Приходили оттуда за продуктами, благо запасы их в Рыжном  всегда были. Помогали им и лекарствами; перед приходом немцев А. И. Куренцова и З. Н. Успенская, и. о. заведующий райздравотделом, перевезли оттуда весь запас медикаментов.
Жительница д. Кочевая Н.М. Баранова рассказывала о ночном визите Куренцовой в их дом. Ночь была вьюжная. Приехала она со сторожем  А.К. Тягунковым. Муж Барановой Иван вышел к ним, они о чём-то пошептались в сенцах. Через несколько минут вошли, Агафья Ивановна сказала:
- Ваня, милый, если останемся живы, будем с тобой героями.
Не довелось. Иван умер, как коммунист, побывав в пыточном ледяном подвале.

***
В августовский вечер 1942 гола учительница Казакова Н. П. пришла в Рыжный в расчёте на ночлег. Агафья Ивановна предложила прогуляться по парку.
Они прошли над прудом. Перешли по плотине, поднялись на взгорок к братской могиле, в которой покоились 36 военных, умерших от болезней и ран; преимущественно они были из тринадцатой армии Брянского фронта.
- Сколько людей унесла война, - сказала Агафья Ивановна
- Вот их ждут где-то, а мы оказались бессильны. Сберечь бы документы, чтобы не стали без вести пропавшими.
Помолчали. Надежда Петровна в своей озабоченности предложила:
- Уходите куда-нибудь до прихода наших, люди позаботятся, спрячут. - Она обращалась к ней, старшей по возрасту, только на «вы». - Разве вы не видите, к чему дело клонится?
- Да думала, думала я об этом. Ну, сбегу, всё брошу. Кем же я перед ними буду? Столько мы сделали, и что ж, все перечеркнуть? Проклянут.
Вспоминая это. Н. П. Казакова заметила, что не нашлась, что ей сказать. Выло ясно, она не принадлежала себе.
Предчувствие не обмануло Куренцову. Под утро больницу оцепили, всем приказали оставаться на своих местах, шныряли в чуланах, в пристройках, на чердаках, вспарывали подушки и матрацы. Искали рацию, документы. Всех, кто был в эту ночь в одном доме с  Куренцовой, отправили вместе обитателями госпиталя в Кромы.
Не верилось, что Куренцова, создавшая разветвлённое подполье, безропотно ждала конца. И вот прислал письмо В. П. Розумняк из Кировоградской области, бывший политработник. Расстрелянный немцами на Смоленщине, но выживший, он перенёс потом в Рыжном тяжёлую операцию:
«Агафья Ивановна была человеком решительным. В августе сорок второго года она задумала дерзкий план: из тех, кто находился в больнице и в деревнях на квартирах, сколотить 3-4 группы по 20-30 человек, подготовиться с помощью партизанских связных и уйти в Брянские леса. Идти предполагалось параллельно железной дороге Нарышкино-Карачев, попутно заминировать ее в нескольких местах. Но уйти не успели».

Розумняк приводит эпизод: когда их гнали из Рыжного в Кромы, конвоир вызвал из строя человека, заподозрив в нём еврея, застрелил на обочине. Фамилия несчастного была Потапов.
С 27 августа Куренцову пытали в Кромах, а затем в гестаповском центре в селе  Карачев. Там же её жестоко пытали и казнили. Допытывались о рации, о партизанах, о связях. Четверо её медсестёр были угнаны в Германию как военнопленные. Они  вернулись  только в 1945-м.
Племянница Куренцовой, москвичка Наталья Алексеевна Куренцова, учёная-разыскатель, долго вела исследование подвига тёти. Обошла много деревень, делала записи, водила в турпоходы школьников. У неё был наглядный пример общения с детьми и подростками – это Н.М. Рождественская из Кром, отмеченная грантом за туристическую воспитательную работу. Они - то вместе, то независимо друг от друга открывали малоизвестные страницы короткой жизни Агафьи Ивановны, пополняли музейные стенды. Расчищали парк в Рыжном со школьниками и жителями окрестных деревень, райцентров, проводили сборы, сажали деревья.
Сейчас есть улица имени Куренцовой, мемориальные доски, номерные знаки. А у хутора Рыжный есть поистине народный памятник – Курган её Славы. У неё пока нет государственных наград, но главная её награда: этот Курган, он даже виден из космоса.
http://pogoda.kirov.ru/image/articles/14-1.jpgНаталья Алексеевна побывала с рабочей экспедицией в Антарктиде. На одном из островов их застала губительная пурга, но спас её на вертолёте немецкий пилот, как бы в благодарность за спасение того немецкого пилота её тетей в хуторе Рыжном. Наталя рассказала об этом, и пилот Юрген Бюхнер со своим напарником доставили на наш корабль камень–кварцит, они просили найти ему место и положить в честь А.И. Куренцовой.
Наталья тогда заподозрила: не сын ли он того военного лётчика? Слишком неуверенно отказывался.
Выяснить она не успела, надорвала сваё сердце в многолетних хлопотах. А камень из Антарктиды лежит  сейчас в д. Алмазово, у школы-десятилетки. И имя Агафьи Ивановны занесено в нашей церкви, построенной в Антарктиде, там была зажжена свеча в её честь. И есть фотография: на фоне той церкви – два влюблённых пингвина.

 

 



Поделиться материалом в соцсетях:

 

 

статья О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел) на сайте онлайнгазета новости информационноый материал О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел) читать онлайн обсуждение полиитка реальный случай комментарий к сататье О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел) к материалу жалобы жителей О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел) эмоции эротика расскажите друзьям об этой новости О враче подпольного госпиталя Куренцовой (город Орел)
 

Статьи на onlinegazeta.info

 
 

onlinegazeta.info © 2010-2014
Все права защищены
Разместите у себя на сайте нашу ссылку